Суды встают на сторону работодателя в делах о принуждении к увольнению

«Ранее дела об оспаривании увольнения по соглашению сторон, когда работник отказывался от соглашения и пытался восстановиться после увольнения по собственному желанию со ссылкой на принуждение, решались, исходя из общих правил, по которым считается, что принуждение было», – рассказал Евгений Рейзман.

В последнее время сформировалась тенденция, по которой работодатель имеет основания для дисциплинарного увольнения, но предлагает подписать соглашение, потому что за работником остается выбор принять предложение или отказаться. Отдельно среди дел об отсутствии принуждения можно выделить такие, в которых с работниками ведут переговоры сотрудники службы безопасности работодателя, отметил спикер.

Первое утверждение можно проиллюстрировать апелляционном определением Липецкого областного суда от 31 января 2018 г. по делу № 33-350/2018. Работница обратилась в суд с иском к работодателю о восстановлении, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. По словам истицы, она вышла на работу и приступила к своим непосредственным обязанностям.

В середине рабочего дня ее вызвали в отдел кадров и поставили в известность о том, что должности, которую она занимает, более не существует, после чего потребовали написать заявление на увольнение по собственному желанию в принудительном порядке. От неожиданности под диктовку она написала заявление об увольнении.

В тот же день ей выдали трудовую книжку и расчет. Придя домой, она осознала, что работодатель вынудил ее уволиться. Однако доказательств того, что на истицу было оказано давление со стороны работодателя при написании данного заявления, не было представлено. По решению суда апелляционная жалоба работника оставлена без удовлетворения.

Упомянутый экспертом случай о давлении служб безопасности компаний на сотрудников подтверждается апелляционным определением Пензенского областного суда от 31 мая 2016 г. по делу № 33-1839/2016. Работница пыталась восстановиться на работе после давления, оказанного на нее представителем службы безопасности работодателя.

По выводу суда первой инстанции принуждение к увольнению руководителем службы безопасности не доказывает оказания давления со стороны работодателя. Суд посчитал, что глава службы безопасности выполнял функции представителя администрации работодателя с неограниченными полномочиями, а факт оказания им давления, подтвержденный показаниями свидетелей, не был принят во внимание.

Само по себе предложение со стороны работодателя работнице расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон, по мнению судебной коллегии, нельзя считать доказательством понуждения к подписанию соглашения, поскольку такое предложение является реализацией права работодателя, закрепленного в ст. 78 Трудового кодекса и не может служить доказательством принуждения. Апелляционная жалоба работника осталась без удовлетворения.

Похожим примером является апелляционное определение судебной коллегии Московского городского суда от 26 февраля 2018 г. по делу № 33-7951/2018. Работник обратился в суд с иском о признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда.

Представитель работодателя, угрожая увольнением за опоздание на работу, вынудил работника подписать заявление об увольнении по собственному желанию. По словам работника, ему пришлось пойти на встречу, но спустя некоторое время он попытался отозвать заявление об увольнении, однако был проигнорирован работодателем.

«В последнее время споры о восстановлении работодатель выигрывает все чаще», – добавил Евгений Рейзман. Слова эксперта можно пояснить апелляционным определением судебной коллегии Московского городского суда от 6 февраля 2018 г. по делу № 33-4581/2018, когда было оставлено без изменения решение суда об отказе работнице в восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплат, задолженности по заработной плате и компенсации морального вреда.

Истица работала по совместительству, а позже была уволена в связи с приемом нового работника на основную работу (ст. 288 ТК РФ). Представители ответчика иск не признали, заявив о пропуске истицей срока обращения в суд. В свою очередь истица сочла незаконными действия работодателя, поскольку к моменту увольнения она являлась одинокой матерью, воспитывающей малолетнего ребенка, о чем ставила в известность работодателя.

«Споры о возмещении вреда работником, который он причинил в процессе своей трудовой деятельности, почти все время выигрывает работодатель. Это тоже бесспорная тенденция», – отметил Евгений Рейзман. По его словам, во всех случаях, когда работодатель идет судиться с работником, он уже уверен в том, что выиграет дело.

Судебные споры в трудовом праве: последние тренды

Например, в апелляционном определении Московского городского суда от 16 апреля 2018 г. по делу № 33-8464/2018 говорится об отказе в исковых требованиях истице по апелляционной жалобе на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 14 сентября 2017 года. Специалисты службы финансового контроля Департамента образования города Москвы провели выездную тематическую проверку по вопросу анализа расходов и объема финансирования на предмет установления причин, которые привели к недостаточности денежных средств.

Ответчица на тот момент исполняла обязанности директора организации. В ходе проведенной проверки были выявлены финансовые нарушения, связанные с выплатой выходных пособий при расторжении трудовых договоров. В данном случае необходимость выплат по соглашениям о расторжении трудовых договоров с работниками в виде выходного пособия при увольнении в размере трех средних месячных заработков не предусмотрена ни законом, ни коллективным договором, ни локальными нормативными актами.

Исходя из этого, суд пришел к выводу о наличии оснований для привлечения ответчицы к материальной ответственности и взыскал сумму причиненного ущерба. Доводы апелляционной жалобы ответчицы об отсутствии вины в причиненном материальном ущербе, в нарушении приведенных выше положений действующего законодательства доказательствами не подтверждены.

Руководитель практики трудового права «Бейкер Макензи» Александр Коркин привел статистику рассмотрения судами дел о восстановлении на работе, согласно которой с 2010 года количество выигранных дел в пользу работодателей увеличилось на 20%. По его мнению, это показатель того, что судьи при вынесении решений проверяют материалы дела на наличие злоупотреблений со стороны работников.

На практике нередко работники, сдающие кровь в качестве доноров, злоупотребляют своими правами в части использования дополнительного выходного дня. Напомним, что в день сдачи крови и ее компонентов, а также в день связанного с этим медицинского осмотра работник освобождается от трудовой деятельности (ч. 1 ст. 186 ТК РФ).

Если же он вышел в этот день на работу, то может согласовать другой день отдыха. При этом правила внутреннего трудового распорядка могут содержать обязанность уведомлять работодателя о дне сдачи крови, что в конкретном случае подтвердил суд первой инстанции (апелляционное определение Воронежского областного суда от 28 июля 2015 г.

Предлагаем ознакомиться  Штраф за утерю номера автомобиля в 2020 году: что делать и восстановление гос номера

Работник также должен согласовать день отдыха, если использует его не сразу после сдачи крови (апелляционное определение Ленинградского областного суда от 30 августа 2017 г. № 33-4805/2017). Так, суды первой и второй инстанций встали на сторону работодателя в ситуации, когда работник после сдачи крови подал заявление на предоставление ему дополнительного дня отдыха, однако, не дождавшись получения согласия, не вышел в рабочую смену, в связи с чем и был уволен за прогул.

Суды подчеркнули, что законодатель не предоставляет донору абсолютную свободу выбора дня отдыха, который направлен на восстановление и поддержание его здоровья. Предоставление дополнительного дня отдыха по желанию работника призвано, с одной стороны, стимулировать работника к скорейшему использованию дня отдыха, имеющего целевое назначение, а с другой стороны, направлено на защиту прав доноров.

Воспользоваться днем отдыха без согласования с работодателем донор может только непосредственно после дня сдачи крови (следующий за днем сдачи крови день) для восстановления своего здоровья (ч. 4 ст. 186 ТК РФ). Кроме того, у работника есть возможность использовать дополнительный день отдыха в период ежегодного оплачиваемого отпуска или перенести его на другое время, в любом случае, работнику необходимо согласовать дату.

При этом необходимо учитывать, что не является прогулом использование работником дней отдыха в случае, если работодатель в нарушение предусмотренной законом обязанности отказал в их предоставлении, и время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя. Например, в случае увольнения за прогул сотрудника, который на следующий день после сдачи крови и ее компонентов не вышел на работу, воспользовавшись днем отдыха (подп. «д» п.

Оформление листка нетрудоспособности для избежания увольнения за прогул в день расторжения трудового договора

Если работник предоставил справку от врача за период отсутствия на работе, но не листок нетрудоспособности, то работодатель имеет право уволить его за прогул (подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса). Данную ситуацию иллюстрирует апелляционное определение Нижегородского областного суда 20 декабря 2016 г.

№ 33-15810/2016. Работник из-за сильной зубной боли был вынужден в рабочие часы посещать стоматолога, в связи с чем ему предоставили по заявлению отпуск без сохранения заработной платы. Тем не менее, улучшения не наступили, и работодатель дал еще время на восстановление, однако, по завершении лечения, попросил предъявить оправдательные документы.

Работник передал листок нетрудоспособности и справки хирурга-стоматолога за дни прохождения лечения. Однако в отношении дней, не указанных в больничном, его попросили написать объяснение о причинах отсутствия на работе. Впоследствии работнику выдали приказ об увольнении за прогулы, который он попытался обжаловать в суде.

Работодатели и работники на тропе войны: все чаще суды выносят решения в пользу работодателей

Суды первой и апелляционной инстанций встали на сторону работодателя, основываясь на том, что истец не предоставил листок нетрудоспособности в дни посещения стоматологии, а время нахождения его у врача составило только 20 минут за один прием, согласно предоставленной информации из медицинского центра, при этом истец не обращался с заявлениями о предоставлении на вышеуказанные дни отпуска без сохранения заработной платы, и доказательств невозможности явиться на работу не было.

Участились случаи, когда сотрудники специально оформляют листки нетрудоспособности, чтобы их не уволили за прогул, ведь по действующему законодательству не допускается увольнение работника по инициативе работодателя в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (ч. 6 ст. 81 ТК РФ).

Так, из материалов одного такого спора известно, что стороны заключили соглашение о расторжении трудового договора, однако работник направил телеграмму об отзыве заявления об увольнении и был направлен в командировку. В свою очередь работодатель подготовил приказы об увольнении за совершение прогула без уважительных причин на основании того, что работника в командировку не направлял, и тот отсутствовал на рабочем месте.

Однако, ознакомившись с приказами, работник спустя несколько часов после этого взял больничный с того же дня. Затем он обратился в суд, чтобы обжаловать увольнение и взыскать в свою пользу средний заработок за время вынужденного прогула, компенсировать моральный вред, расходы на оплату услуг представителя, взыскать дополнительные премиальные выплаты и компенсационную выплату при увольнении (апелляционному определению Московского городского суда от 12 мая 2017 г.

по делу № 33-17641/2017). В судах первой и апелляционной инстанций работник не оспаривал свое отсутствие на рабочем месте, а в качестве уважительной причины указал, что находился в командировке по согласованию в работодателем, однако соответствующих доказательств этому не представил, приказ о нахождении лица в командировке также отсутствовал.

Суд апелляционной инстанции подчеркнул наличие злоупотребления со стороны работника, который использовал листок нетрудоспособности как аргумент в обоснование незаконности произведенного работодателем увольнения. При этом работник не предоставил листок нетрудоспособности в день ознакомления с приказом об увольнении, так как он ознакомился с ним днем, а только вечером оформил больничный, хоть и с того же дня.

Оформление отпуска по уходу за ребенком в день увольнения

Помимо оформления листов нетрудоспособности в последний момент нередки также случаи обращения к работодателю за отпуском по уходу за ребенком в день увольнения. В качестве примера можно привести ситуацию, когда сотрудник грубо нарушил требования охраны труда, в связи с чем был уволен (подп.»д» п. 6 ч. 1 ст.

81 ТК РФ) (апелляционное определение Нижегородского областного суда от 18 октября 2016 г. по делу № 33-12828/2016). Однако в судебном порядке он обжаловал дисциплинарное взыскание. Суд первой инстанции поддержал доводы истца и восстановил его на работе, так как посчитал, что он был уволен в период временной нетрудоспособности (больничного по уходу за ребенком), и до увольнения истец подал заявление о получении отпуска по уходу за ребенком, который работодатель был обязан ему предоставить.

Однако суд апелляционной инстанции не согласился с такими выводами и определил, что истец был ознакомлен с приказами об увольнении, и в них не содержались данные о наличии у него листка нетрудоспособности. При этом суд апелляционной инстанции обратил внимание, что исходя из норм права, истец не может быть уволен, так как ч. 6 ст.

81 ТК РФ устанавливает запрет, но в его действиях усматривается злоупотребление правом. Дело в том, что на момент предоставления работнику листка нетрудоспособности его супруга находилась в отпуске по уходу за ребенком и вышла на работу только после получения истцом уведомления об увольнении, соответственно, очевидно – указанные действия совершены истцом для того, чтобы избежать увольнения.

Предлагаем ознакомиться  Увольнение какие документы обязан предоставить работодатель

Оскорбление коллег, передача персональных данных и утрата доверия – основания для дисциплинарного взыскания

Если правила внутреннего трудового распорядка обязывают работника тактично вести себя с другими членами коллектива и клиентами, то грубость, оскорбительные или иные высказывания будут недопустимы (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 июля 2018 г.

по делу № 33-31179/2018). В качестве доказательств работодатель предоставил суду следующие документы: докладная записка от сотрудника отдела по работе с персоналом об оскорблениях со стороны работника, акт о проведении служебного расследования, согласно которому работник обратился за предоставлением отпуска за свой счет.

Однако ему было разъяснено, что предоставление данного отпуска является правом, но не обязанностью работодателя, в связи с чем работник в присутствии свидетелей громко и оскорбительно высказывался в отношении профессиональных качеств сотрудника по работе с персоналом. При этом работник отказался дать какие-либо письменные пояснения, подтверждением чего служил соответствующий акт, и к работнику применили дисциплинарное взыскание в виде выговора.

Разглашение третьим лицам информации, составляющей служебную, банковскую или коммерческую тайну, также является основанием для дисциплинарного взыскания, только уже в виде увольнения. Так, истцу не удалось обжаловать решение суда первой инстанции о применении этого взыскания (апелляционное определение Саратовского областного суда от 26 июля 2018 г.

№ 33-4951/2018). Он сфотографировал на свой телефон персональные данные клиентов, которые были направлены сотруднику банка в виде фотографий в мессенджере. Суд первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что истец допустил разглашение сведений, которые стали известны ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, в связи с чем у работодателя имелись основания для его увольнения (подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ).

В каких случаях исключается материальная ответственность работника? Узнайте ответ из материала «Материальная ответственность работников» в «Домашней правовой энциклопедии» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Утрата доверия к сотруднику также может стать поводом для увольнения уже по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Работодатель проверил движение денежных средств в отсутствие сотрудницы и выяснил, что они были использованы не по целевому назначению, а поступали на ее счет и счета третьих лиц (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 23 апреля 2018 г.

по делу № 11-4173/2018). В связи с этим сотрудница была уволена с формулировкой «утрата доверия со стороны работодателя», с чем обратилась в суд для обжалования. Суд первой инстанции встал на сторону истицы, указав, что она не была ознакомлена с приказом о проведении проверки как материально ответственное лицо, участие в ходе проверки не принимала.

Также он решил, что работодатель нарушил процедуру проведения ревизии в отношении работницы. Однако апелляционная инстанция указала, что закон не предусматривает процедуру выявления действий, приводящих к утрате доверия. На основании того, что в суде были представлены доказательства об обслуживании денежных или товарных ценностей работницей, которая совершила действия, подрывающие доверие, и виновность которой доказана, апелляционная инстанция признала увольнение законным (п. 45 пост. Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 № 2).

Еще одной тенденцией является уход судов от формальной оценки представленных документов, отметил Евгений Рейзман. «Формальная оценка всегда была, как правило, в пользу работника, – продолжил эксперт. – Традиционно считалось, что работник – слабейшая сторона, он нуждается в защите в любой ситуации. В последнее время – не в любой ситуации и не любой работник».

Раньше, по его словам, если работодатель делал выговор работнику, а тот сообщал, что не ознакомлен с тем или иным внутренним документом, где указывались правила, которые он нарушил, и на копии данного документа не было подписи работника, суд принимал решение в пользу последнего. Теперь же изучаются основания вынесения выговора и показания свидетелей.

Проиллюстрировать это можно определением Московского городского суда от 14 декабря 2017 г. по делу № 4г-16357/2017. Работница обратилась в суд с иском к работодателю, в котором просила признать незаконным привлечение ее к дисциплинарной ответственности и отменить взыскание в виде выговора. Истица заявила, что дисциплинарного проступка она не совершала, должностные обязанности исполняла надлежащим образом, кроме того, работодатель нарушил порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности, так как письменные объяснения не были затребованы у нее надлежащим образом.

По мнению же работодателя, были нарушены трудовой договор, должностная инструкция, а также кодекс делового поведения и этики в части, касающейся необходимости относиться к своим коллегам с уважением, достоинством и справедливостью. Основанием выговора в приказе работодателя указаны докладная записка сотрудников компании, докладная записка от директора по персоналу, письмо от генерального директора компании, требование предоставить письменное объяснение и акт об отсутствии письменного объяснения работника.

С приказом истица была ознакомлена, но отказалась поставить свою подпись, о чем был составлен соответствующий акт. Большинство сотрудников службы уборки пищевого блока уволились из компании, так как не могли больше работать в связи с неуважительным отношением к ним истицы, занимавшей должность шеф-стюарда.

Все факты, указанные в коллективной жалобе сотрудников, были подтверждены представителями руководства компании суду. В соответствии с трудовым договором, заключенным сторонами, работник обязан проявлять уважение к своим коллегам и воздерживаться от действий и высказываний, задевающих честь и репутацию работодателя.

Согласно условиям, содержащимся в «Книге сотрудника», с которыми истица была ознакомлена и обязалась их соблюдать, поведение, создающее унижающую, враждебную, оскорбительную или несоответствующую рабочую атмосферу, нарушение кодекса делового поведения и этики работодателя, ненадлежащие высказывания или поведение, демонстрация расположенности к другому сотруднику или гостю относятся к проступкам, квалифицируемым как нарушение трудовой дисциплины.

Предлагаем ознакомиться  Авто мошенничество при покупке и продаже

Дав оценку собранным по делу доказательствам в их совокупности, в том числе показаниям свидетелей, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для применения к истице дисциплинарного взыскания, поскольку факт ненадлежащего исполнения работником должностных обязанностей нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дела, порядок и сроки применения дисциплинарного взыскания ответчиком соблюдены.

В удовлетворении иска было отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 августа 2017 года решение Тверского районного суда города Москвы оставлено без изменения. Не согласившись с решением, истица подала кассационную жалобу в Московский городской суд.

Индексацию заработной платы можно трактовать по-разному

В отношении индексации заработной платы законодатель установил требование о ее повышении вместе с ростом потребительских цен на товары и услуги (ст. 134 ТК РФ), напомнил Евгений Рейзман. «Формально суды были должны следовать позиции, что работодатель проводить индексацию обязан, – отметил эксперт. – Но на практике в судах изучают, были ли премии, было ли какое-то реальное увеличение размеров заработной платы, которая подгоняется под индекс цен.

Данную тенденцию подтверждает решение Санкт-Петербургского городского суда от 21 декабря 2017 г. по делу № 7-2069/2017. Суд первой инстанции удовлетворил иск работников, в котором они указывали на факты отсутствия индексации заработной платы работодателем. В нарушение ст. 134 ТК РФ, локальные нормативные акты работодателя не предусматривали порядок повышения уровня реального содержания заработной платы, включающего индексацию в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги.

Генеральный директор организации обратился в Санкт-Петербургский городской суд с жалобой об отмене решения судьи районного суда, указав, что фактически повышение заработной платы работодателем проводилось, так как увеличилось ее реальное содержание. Кроме того, районный суд при вынесении решения не учел, что ТК РФ не устанавливает обязательные требования к механизму индексации, в связи с чем работодатель вправе избрать любой порядок ее осуществления, в том числе путем повышения должностных окладов работников.

Важность подготовки доказательств для суда

Управляющий партнер юридической фирмы BLS Елена Кожемякина считает, что выигрыш в суде, как правило, зависит от степени готовности сторон, обоснования позиции и представленных доказательств. «Часто именно отсутствие тщательной подготовки к процессу приводит к тому, что судьи выносят решение вразрез со сложившейся практикой, если сторона процесса не представила достаточное количество доказательств и обоснований, и суд не смог встать на казалось бы правильную сторону», – указала эксперт.

В качестве примеров этой позиции рассмотрим два гражданских дела, которые проходили в суде апелляционной инстанции по аналогичному вопросу – увольнение по причине неисполнения должностных обязанностей.

Истица осуществляла трудовую деятельность в детском саду, из которого и была впоследствии уволена (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 19 мая 2016 г. по делу № 33-2186/2016). Основанием для этого послужило неисполнение должностных обязанностей: некачественная уборка, разговоры по телефону в рабочее время, а также самовольное оставление рабочего места в течение часа.

Бывшая сотрудница обжаловала увольнение в суде. Суд первой инстанции, учитывая неоднократное неисполнение трудовых обязанностей, а также характер таких нарушений и обстоятельства их совершения, отказал в удовлетворении исковых требований. В свою очередь суд апелляционной инстанции принял решение о восстановлении истицы на работе.

Он сослался на невозможность установить, за какие дисциплинарные проступки работодатель уволил истицу, поскольку в соответствующих приказах о привлечении к дисциплинарной ответственности не были указаны действия и дата их совершения. Суд апелляционной инстанции указал, что из представленных работодателем документов не следует, когда были допущены нарушения, не установлены обстоятельства, обосновывающие применение дисциплинарного взыскания, отсутствует подтверждение соблюдения работодателем сроков привлечения истца к дисциплинарной ответственности, а также информация об истребовании у истицы письменных объяснений в отношении совершаемых ею действий.

При рассмотрении схожего гражданского дела суды первой и апелляционной инстанций, наоборот, встали на сторону работодателя (апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 8 сентября 2016 г. по делу № 33-17651/2016). Из материалов дела следует, что истец был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора по ч. 1 ст.

192 ТК РФ, так как в рабочее время в присутствии клиентов смотрел телевизор, расположившись на диване для посетителей. Далее последовал выговор за осуществление трудовых обязанностей без наличия бейджа, при этом все нарушения фиксировались с указанием точной даты и времени, а также в присутствии свидетелей.

Поводом к увольнению послужил тот факт, что в течение рабочего времени истец отвлекал коллег от работы разговорами, не связанными со служебными обязанностями, а также распространял ложную информацию среди посетителей о банкротстве организации. При этом должностной инструкцией истцу запрещалось находиться на рабочем месте с нарушением формы одежды, в течение рабочего времени отвлекаться различными способами от исполнения обязанностей, а также передавать, распространять информацию о деятельности организации и сотрудниках, работающих в ней.

В обоих случаях у работодателей были основания для увольнения сотрудников, однако в первой ситуации нарушения трудовой деятельности со стороны работника не были оформлены надлежащим образом в виде соответствующих приказов с указанием четких формулировок нарушений, а во второй собранной доказательственной базы хватило для увольнения.

Руководитель практики частного права Национальной Юридической Службы АМУЛЕКС Елена Проскурова считает, что строгое следование закону, а также правильное документирование, фиксирование нарушений со стороны работников, составление точных формулировок при издании приказов — все это позволит отстоять свою правоту в суде в случае нарушения работником трудовой дисциплины.